Состоялось расширенное заседание Научно-консультативного совета при Арбитражном суде Республики Марий Эл

Во вступительном слове председатель НКС Бакулин Андрей Федорович отметил, что после принятия постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 марта 2014 г. № 16 «О свободе договора и ее пределах» разрешение судебных споров, вытекающих из неисполнения договорных обязательств, все чаще требует исследования конкретных условий договора на предмет их соотношения с диспозитивными или императивными нормами ГК РФ. При этом, к сожалению, именно реализацией принципа свободы договора истцы обосновывают включение в него противоречивых, обременительных или крайне невыгодных условий, так что для арбитражного суда становится определяющим не столько применение общих норм о свободе договора (статья 421 ГК РФ), сколько выявление границ и пределов такой свободы, позволяющей соглашением сторон исключить применение диспозитивной нормы либо установить условие, отличное от предусмотренного в ней.

Выглядит преждевременным признание диспозитивности большинства норм договорного права и ограничение действия императивных норм. Изменение отдельных императивных норм на диспозитивное регулирование договорных правоотношений относится к компетенции законодателя и не может состоять в разрешении судами «спора об императивном или диспозитивном характере нормы, регулирующей права и обязанности по договору». При разрешении индивидуального спора суд не должен окончательно устанавливать императивный или диспозитивный характер нормы договорного права таким образом, что вывод становится обязательным для аналогичных споров. При этом каждому основанию, используемому для определения вида нормы договорного права, не может придаваться универсальный характер. Иначе подобные толкования приведут к различному применению одной и той же нормы в рамках отдельных дел.

Представляется необходимым отразить в разъяснениях  Верховного Суда РФ традиционное понимание диспозитивной нормы как нормы, определяющей соответствующее правило поведения и одновременно содержащей оговорку о том, что по соглашению сторон может быть предусмотрено иное. Остальные нормы следует применять в договорном праве как императивные.

 

Практика подтвердила эффективность и разумность правила о толкование судом условий договора в пользу контрагента стороны, которая подготовила проект договора либо предложила формулировку соответствующего условия. Пока не доказано иное, предполагается, что такой стороной было лицо, являющееся профессионалом в соответствующей сфере, требующей специальных познаний.

 

Кузьмина Анна Вячеславовна, руководитель секции частного права НКС, кандидат юридических наук, заведующая кафедрой гражданского права и процесса юридического факультета МарГУ, автор диссертации «Договор присоединения как особая категория гражданского права», провела исторический и сравнительно-правовой анализ измененных норм ГК РФ о договоре присоединения. Ею внесены следующие предложения по их разъяснению и толкованию.

1. В силу пункта 1 статьи 428 ГК РФ договором присоединения признается договор, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом. Следует учитывать, что условия такого договора заранее разработаны только одной стороной, являются общими, рассчитанными на многократное применение и изложены в стандартной форме, другая сторона приняла такие условия ввиду фактической невозможности ведения переговоров. При этом статья 428 ГК РФ применяется и к условиям, указанным в части 9 статьи 5 Федерального закона от 21.12.2013 № 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)», если заемщик докажет, что по существу не имел возможности участвовать в определении иного содержания индивидуальных условий договора потребительского кредита (займа), предложенных кредитором.

При заключении договора присоединения индивидуальное согласование одного или нескольких условий договора не лишает присоединившуюся сторону права в судебном порядке требовать изменения или расторжения договора по основаниям, предусмотренным в пункте 2 статьи 428 ГК РФ, но только в части, к которой она вынуждена была присоединиться без переговоров. При этом бремя доказывания согласования условий договора в индивидуальном порядке, а также возможность вести переговоры, лежит на стороне, предложившей проект договора.

Правила, предусмотренные пунктом 2 статьи 428 ГК РФ, подлежат применению также в случаях, если при заключении договора, не являющегося договором присоединения, условия договора определены одной из сторон, а другая сторона в силу явного неравенства переговорных возможностей поставлена в положение, существенно затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора (пункт 3 статьи 428 ГК РФ). В отличие от договора присоединения истец не должен доказывать, что условия, разработанные ответчиком, были изложены в стандартной форме, являлись общими и рассчитанными на многократное применение.

2. По смыслу пункта 2 статьи 428 ГК РФ явно обременительными условиями должны признаваться условия, которые существенным образом нарушают соотношение между правами и обязанностями сторон по договору, исходя из разумно понимаемых ими своих интересов. При рассмотрении споров между субъектами предпринимательской деятельности существенность следует оценивать в сравнении с принятыми в коммерческой деятельности стандартами. При этом явно обременительными судом не могут быть признаны условия о предмете договора и цене (ее соответствие встречному предоставлению).

3. Условие договора может быть признано явно обременительным, когда на момент заключения договора оно возлагает на присоединяющуюся сторону неразумные ограничения или устанавливает необоснованные условия реализации своих прав, исполнения обязанностей, несоразмерно распределяет права и обязанности сторон договора в пользу стороны, разработавшей проект договора, чем создает для нее существенное преимущество.

Кроме того, при оценке явного обременения присоединяющейся стороны судом может быть принято во внимание, влечет ли регулирование, предусмотренное спорным договорным условием, существенное ухудшение её положения в сравнении с диспозитивной нормой, регулирующей спорные договорные отношения.

4. В случае изменения или расторжения договора судом по требованию присоединившейся к договору стороны договор считается действовавшим в измененной редакции либо соответственно не действовавшим с момента его заключения. При этом истец вправе заявить требование о взыскании причиненных недобросовестным поведением контрагента убытков по правилам статьи 15 ГК РФ.

Иные правовые последствия навязывания явно обременительных условий могут быть предусмотрены законом (например, ст. 16 Закон РФ от 07.02.1992 N 2300-1 (ред. от 03.07.2016) «О защите прав потребителей»), а также вытекать из существа обязательства. В частности, суд вправе в исключительных случаях по требованию присоединившейся стороны признать явно обременительное условие недействительным по правилам статьи 10 и пункта 1 статьи 168 ГК РФ или неподлежащим применению, если договор может быть сохранен без такого условия, а изменение договора не позволит осуществить защиту прав и законных интересов присоединившейся стороны. В случае признания условия недействительным применению подлежат последствия, предусмотренные статьей 167 ГК РФ.

 

Мягкова Ольга Ивановна, помощник председателя арбитражного суда, аспирант Российской академии государственной службы и народного хозяйства при Президенте Российской Федерации, член Совета, провела диссертационное исследование по теме: «Несправедливые условия договора» и предложила при разработке разъяснений о защите слабой стороны против несправедливых договорных условий наряду с положениями пунктов 8 и 9 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 марта 2014 г. № 16 «О свободе договора и ее пределах» учитывать следующие положения.

1. В гражданском законодательстве РФ отсутствует прямая норма, предоставляющая стороне договора право оспорить обременительную оговорку и устранить обусловленные ею правовые последствия. Нерешенным остается вопрос о допустимости признания явно обременительных договорных условий недействительными по иску стороны на основании статей 10 и 168 ГК РФ. По нашему мнению, навязывание стороне, не способной оказать влияние на содержание договора, явно обременительного условия является типичным примером недобросовестного поведения, а заведомо недобросовестное поведение стороны представляет собой одну из форм злоупотребления правом. Поскольку ст. 168 ГК РФ предусматривает презумпцию оспоримости сделок, противоречащих императивным нормам закона, применение ее совместно со ст. 10 ГК РФ для признания недействительной части сделки, нарушающей запрет п. 1 ст. 10 ГК РФ, фактически означает возможность оспаривания несправедливых договорных условий в качестве недействительных.

2. В случае допустимости признания несправедливого условия недействительным (оспоримым) срок исковой давности по заявлению присоединяющейся стороны подлежит исчислению со дня, когда слабая сторона узнала или должна была узнать об обременительном характере договорных условий, и в соответствии с п. 2 ст. 181 ГК РФ составляет один год.

Сокращенный срок исковой давности по требованию о признании несправедливого условия недействительным, подлежащий исчислению по общим правилам, фактически лишает слабую сторону права обратиться в суд с соответствующим иском.

Как правило, чрезмерная обременительность спорной оговорки становится очевидной лишь тогда, когда сторона либо уже исполнила договорное условие, либо только приступает к его исполнению. Кроме того, даже если несправедливость условия может быть установлена уже при заключении договора, возбуждение судебного разбирательства далеко не всегда соответствует интересам слабой стороны. Особенно это касается условий, исполнение которых отсрочено на будущее или возможно с небольшой долей вероятности.

По этой причине в целях защиты прав контрагента стороны, разработавшей обременительные условия, предлагается включить в постановление Пленума разъяснение, согласно которому срок исковой давности по требованиям о признании несправедливого условия недействительным (оспоримым) подлежит исчислению с момента, когда соответствующее условие было впервые применено стороной, разработавшей проект договора.

3. Самостоятельным вопросом, связанным с применением к последствиям включения в договор недобросовестных условий правила о недействительности части сделки, остается вопрос о судьбе всего договора.

Применительно к несправедливым договорным условиям применение общей нормы ст. 180 ГК РФ, регулирующей последствия недействительности части сделки, означает возможность сильной стороны требовать признания недействительным всего договора при установлении судом явной обременительности отдельных его положений в случае, если договор не мог быть заключен без таких условий. По этой причине представляется целесообразным предусмотреть в постановлении Пленума положение, в соответствии с которым признание недействительным явно обременительного договорного условия не влечет признание недействительным договора в целом.

4. Важным представляется вопрос о соотношении положения о недействительности несправедливого условия с правилом эстоппель.

Формальное следование п. 2 ст. 166 ГК РФ означает, что сторона, исполнившая несправедливое условие полностью или частично, фактически лишается права ссылаться на его недействительность. Между тем чрезмерная обременительность спорной оговорки становится очевидной лишь тогда, когда сторона уже исполнила договорное условие. В этой связи подтверждение договорного условия акцептантом представляется недопустимым квалифицировать в качестве противоречивого поведения.

Кроме того, механизм эстоппеля рассчитан прежде всего на защиту нарушенного права в случае недобросовестных действий контрагента. Поэтому в целях защиты слабой стороны представляется необходимым предусмотреть разъяснение следующего содержания: «Поскольку сторона, разработавшая несправедливое условие, не может считаться добросовестной стороной сделки, ее интересы не подлежат защите и к правоотношениям сторон не могут быть применены нормы об эстоппеле».

 

Фоминых Ольга Михайловна, кандидат юридических наук, помощник судьи, член Совета, автор диссертации «Признание недействительным договора, заключенного на торгах» указала на актуальность следующих положений.

В силу пункта 1 статьи 447 ГК РФ договор, если иное не вытекает из его существа, может быть заключен путем проведения торгов. Тем самым торги признаются специальным способом заключения договора. При этом к договору с победителем не могут применяться только общие правила об оферте и акцепте, поскольку заключение договора по результатам торгов осуществляется в обязательном и установленном организатором торгов порядке. В ходе торгов из нескольких лиц определяется оферент, чье предложение должно быть принято организатором. Торги включают в себя последовательный ряд сделок и иных юридически значимых действий. Результат данного юридического состава – заключение договора с победителем. Необходимо различать торги и заключенный на них договор.

1. Торги могут быть признаны недействительными в судебном порядке, если они проведены с нарушением правил, установленных законом. Предусмотренный частью 1 статьи 449 ГК РФ перечень оснований недействительности торгов не является исчерпывающим.

Квалификации в качестве правонарушения подлежит несоблюдение норм права, содержащихся в законах и иных правовых актах, регулирующих процедуру торгов, начиная с опубликования извещения о проведении торгов и до заключения договора. При этом не имеет правового значения наличие вины в действиях (бездействии) организатора торгов.

Вместе с тем недопустимы ситуации оспаривания торгов со ссылкой на любое формальное несоответствие процедуры их проведения закону недобросовестным лицом с целью уклонения от исполнения своих обязательств и избежания ответственности. Рассматривая спор о действительности торгов, суд должен оценивать обстоятельства дела в их взаимосвязи в пользу сохранения, а не аннулирования обязательств.

Торги подлежат признанию недействительными только при существенности правонарушения, которое привело к ошибочному определению победителя. Несущественные нарушения, не повлиявшие на результат торгов, не могут стать причиной для признания их недействительными.

В случае нарушений законодательства на отдельных этапах организации и проведения торгов (например, при опубликовании извещения, либо в результате неправомерных действий организатора торгов, конкурсной комиссии) оспариванию подлежат торги в целом как сложный юридический состав. Оспаривание отдельных действий или сделок, являющихся элементами процедуры торгов, допустимо лишь в ситуации, когда торги еще не проведены. Так, например, арендатор имущества, узнав, что данное имущество выставлено на торги, вправе оспорить извещение о них в судебном порядке как одностороннюю сделку.

2. Результатом признания торгов недействительными является недействительность заключенного на них договора и применение последствий его недействительности (пункт 2 статьи 449 ГК РФ).

При толковании данной нормы высшие судебные инстанции исходят из того, что предъявление требования о признании недействительными торгов означает также предъявление требования о недействительности сделки, заключенной по результатам торгов, и применении последствий ее недействительности. Однако, по нашему мнению, признание торгов недействительными не влечет автоматически, без предъявления соответствующих требований, недействительность заключенного на торгах договора и применение последствий не-действительности указанной сделки.

Так, исходя из сформулированной в статье 168 ГК РФ презумпции оспоримости недействительной сделки, для признания договора, заключенного на про-веденных с существенными нарушениями законодательства торгах, недействительным необходимо решение суда (как и для любой другой оспоримой сделки – пункт 1 статьи 166 ГК РФ).

Суд, рассматривающий иск о признании недействительными только торгов, не вправе выйти за пределы заявленного требования по своей инициативе и указать в резолютивной части итогового судебного акта на недействительность заключенного на торгах договора и на применение последствий такой недействительности.

Таким образом, договор, заключенный на торгах, подлежит признанию недействительным исключительно на основании судебного решения, вынесенного по требованию о признании данного договора недействительным, мотивированного ссылками на незаконность торгов.

3. Договор, заключенный по результатам торгов, должен соответствовать положениям законодательства о договорах данного вида (например, о форме договора, его сторонах и т.д.). Данный договор может быть оспорен и по иным, не связанным с недействительностью торгов, основаниям. В таких случаях на него распространяются общие положения § 2 главы 9 ГК РФ. В зависимости от  характера нарушений такой договор может быть квалифицирован как ничтожная либо как оспоримая сделка.

Например, при рассмотрении спора о недействительности торгов и заключенного на них договора Верховный Суд РФ указал на соблюдение процедуры проведения торгов, однако пришел к выводу о недействительности договора по причине нарушения принципа единства судьбы объектов недвижимости с земельным участком, на котором они расположены, допущенного при разделении имущества должника на лоты при подготовке к торгам .

4. Заинтересованность в оспаривании торгов, на которую указывает пункт 1 статьи 449 ГК РФ, означает, что права и законные интересы лица ущемлены в результате допущенных при организации и проведении торгов нарушений законодательства и могут быть восстановлены в случае удовлетворения заявленных требований . Лицо, обращающееся с требованием о признании торгов недействительными, должно доказать наличие защищаемого права или интереса .

Последствием признания недействительными торгов, проведение которых обязательно в силу закона, в случаях, когда заключенный на них договор не исполнен либо возможно приведение его сторон в первоначальное положение (торги проведены в отношении индивидуально-определенной вещи, сохранив-шейся в натуре и находящейся в собственности ее приобретателя по указанному договору), должны быть повторные торги.

Если же заключенный на торгах договор полностью исполнен сторонами, приведение последних в первоначальное положение невозможно (предметом торгов являлись вещи, определяемые родовыми признаками, выполнение работ, оказание услуг, или право собственности на индивидуально-определенную вещь передано третьему лицу либо указанная вещь не сохранилась в натуре), то иск о признании недействительными торгов, даже проведенных с существенными нарушениями требований законодательства, удовлетворению не подлежит, поскольку данный способ защиты не приведет к восстановлению нарушенных прав истца.

При этом судебное решение об отказе в удовлетворении иска о признании недействительными торгов и заключенного на них договора в связи с исполнением последнего, следствием чего является невозможность восстановления нарушенных прав истца, должно содержать описание и оценку допущенных при проведении торгов нарушений.

Если иск об оспаривании торгов не приведет к восстановлению нарушенных прав, надлежащим способом защиты является требование о взыскании убытков с организатора торгов или иного лица, по вине которого были допущены нарушения. При этом предъявление отдельного иска о признании торгов недействительными не требуется. Факт наличия и характер допущенных при проведении торгов нарушений подлежат установлению и исследованию судом в рамках дела о взыскании убытков .

В случаях частичного исполнения договора, заключенного на торгах, защита заинтересованного лица осуществляется путем предъявления иска о прекращении действия такого договора на будущее время .

5. Действия лиц, которые заключили договор без проведения обязательных в силу нормы права торгов, должны быть квалифицированы как недобросовестные, направленные на обход закона с противоправной целью , в связи с чем в за-щите прав из такого договора должно быть отказано со ссылкой на пункт 2 статьи 10 ГК РФ.

При этом не имеет правового значения, просит ли истец обязать ответчика исполнить обязанность по договору, применить санкцию за неисполнение (ненадлежащее исполнение такой обязанности), либо просит применить правила о реституции в отношении полученного по оспариваемому договору (взыскать неосновательно полученное контрагентом).

Суды отказывают во взыскании неосновательного обогащения, возникшего у публично-правового образования либо органа, осуществляющего публичные полномочия, вследствие передачи ему товаров, выполнения в его пользу работ, оказания услуг, минуя обязательную процедуру торгов, в том числе в случаях, когда объём предоставления превышает величину, установленную условиями государственного контракта.

 

Камаева Анастасия Валерьевна, заместитель председателя Совета, кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права и процесса юридического факультета МарГУ, выступила с сообщением, посвященным актуальным проблемам судебной практики: «Запрет закона на изменение договора: правовые последствия».

1. По общему правилу, вытекающему из статьи 450 ГК РФ, условия договора могут быть изменены по добровольному соглашению сторон, если иное не предусмотрено ГК РФ, другими законами или договором. Также договор может быть изменен по решению суда по требованию одной из сторон только при существенном нарушении договора другой стороной. Тем самым ГК РФ прямо не закреплена возможность установить полный запрет на изменение договора и не закреплен исключительно судебный порядок изменения договора.

2. Между тем специальные законы содержат положения о подобных запретах, связанных с заключением договора по результатам торгов. Так, пунктом 1 статьи 95 Федерального закона от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» изменение существенных условий контракта при его исполнении не допускается, за исключением их изменения по соглашению сторон в специальных случаях.

В силу статьи 74.1 ЛК РФ изменение договора аренды лесного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, осуществляются в соответствии с Гражданским кодексом РФ, Земельным кодексом РФ. Изменение условий договора аренды лесного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, заключенного по результатам торгов, не допускается, за исключением случаев изменения целевого назначения или разрешенного использования лесов, существенного изменения параметров использования лесов (возрасты рубок, расчетная лесосека, сроки использования лесов) или существенного изменения обстоятельств, из которых стороны договора аренды лесного участка исходили при его заключении, если такое изменение обстоятельств возникло вследствие природных явлений (лесных пожаров, ветровалов, наводнений и других стихийных бедствий) и стало основанием для внесения изменений в государственный лесной реестр.

Договор аренды лесного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, заключенный по результатам торгов, может быть изменен по решению суда в случае существенного изменения количественных и качественных характеристик такого лесного участка.

Таким образом, при заключении договора аренды лесных участков действует запрет, исключающий применение норм гражданского законодательства (статьи 450 - 453 ГК РФ) в части условий и оснований изменения договора по требованию одной из сторон или на основании соглашения сторон договора.

Анализ приведенных норм права позволяет заключить, что в ЛК РФ предусмотрен не только особый порядок заключения договоров аренды лесного участка по результатам аукциона, но и закреплен прямой запрет на изменение условий договора по соглашению его сторон. 

Данный вывод подтверждается и правовыми позициями, сформулированными в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17.12.2013 № 12157/13, определениях Верховного Суда РФ от 12.01.2015 № 301-ЭС14-448 и от 20.01.2016 № 301-ЭС15-11442.

Следовательно, изменение договора аренды может быть осуществлено только в судебном порядке при наличии установленных законом оснований, в том числе существенного изменения количественных и качественных характеристик лесного участка.

При этом сама возможность установления запрета вопреки общим нормам ГК РФ допускается Конституционным Судом РФ. В Определении от 29.05.2014 № 1021-О указано, что часть 2 статьи 74 ЛК РФ о недопустимости при заключении договора аренды лесного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, изменения условий аукциона на основании соглашения сторон такого договора или   создает, наряду с другими законоположениями, необходимую правовую основу порядка предоставления в аренду лесных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, и направлена на обеспечение баланса интересов и равноправия участников аукциона, защиту публичных интересов, а также на предотвращение злоупотреблений при предоставлении в аренду лесных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности.

3. Установленный специальным законом запрет на изменение условий договора по соглашению сторон создает в судебной практике проблемные вопросы при разрешении споров, связанных с заключением и исполнением сторонами соглашений об изменении договора.

3.1. Влечет ли несоблюдение судебного порядка изменения договора ничтожность соглашения независимо от его исполнения сторонами?

Соглашение о внесении изменений в договор без соблюдения судебной процедуры являются недействительным.

Договор, условия которого противоречат существу законодательного регулирования соответствующего вида обязательства, может быть квалифицирован как ничтожный полностью или в соответствующей части, даже если в законе не содержится прямого указания на его ничтожность (пункты 74, 75 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»). Само по себе исполнение соглашения не препятствует его признанию ничтожным. Исполненное сторонами подлежит возвращению по правилам пункта 2 статьи 167 ГК РФ.

3.2. Какое правовое значение имеет заявление сторон об их добросовестности при исполнении соглашения на измененных условиях?

Заключение добровольного соглашения следует квалифицировать как совершение сделки в обход закона, поэтому ни одна из сторон не может быть признана добросовестно действовавшей при заключении и исполнении договора (статья 10 ГК РФ).

По этой причине не может применяться правило эстоппеля по заявлению одной или каждой из сторон соглашения при разрешении исков прокурора или государственного контрольного органа о признании соглашения недействительным. Например. Доводы ответчика об исполнении контракта не имеют правового значения и не опровергают вывод о его ничтожности. Правила эстоппель применяются только при предъявлении иска стороной сделки, поскольку в силу пункта 5 статьи 166 ГК РФ заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки. Таким критериям заявление антимонопольного органа не соответствует, иск заявлен правомерно и добросовестно.

3.3. Подлежит ли удовлетворению иск об изменении в судебном порядке договора на предусмотренных соглашением сторон условиях, если ранее судом признано ничтожным соглашение сторон, предусматривавшее аналогичные условия?

Поскольку соглашение сторон признано ничтожным только в связи с процессуальным нарушением: несоблюдением судебного порядка его заключения, то иск об изменении договора на предусмотренных соглашением сторон условиях подлежит разрешению по существу с применением норм материального права.

3.4. Имеются ли основания для изменения договора судом, если предусмотренные в соглашении условия исполнены сторонами?

Такое изменение допускается правилами пункта 2 статьи 425 ГК РФ, в силу которых стороны вправе установить, что условия заключенного ими договора применяются к их отношениям, возникшим до заключения договора, если иное не установлено законом или не вытекает из существа соответствующих отношений.

Вариант.

Любое исполнение соглашения без его заключения в судебном порядке свидетельствует о неправомерном поведении сторон, противоречит существу установленного законом запрета на изменение договора, чем исключается изменение договора на условиях состоявшегося исполнения. В силу пункта 3 статьи 453 ГК РФ при изменении договора в судебном порядке обязательства считаются измененными с момента вступления в законную силу решения суда об изменении договора.

3.5. Подлежит ли заявление сторон об изменении договора рассмотрению в исковом порядке, если стороны не имеют разногласий по содержанию соглашения, представленного в арбитражный суд?

Такое заявление вытекает из гражданских правоотношений и подлежит рассмотрению арбитражным судом по правилам разрешения преддоговорного спора (статья 446 ГК РФ, статья 173 АПК РФ). При этом арбитражным судом может быть утверждено мировое соглашение на условиях, указанных сторонами и не противоречащих специальному законодательству.

По результатам обсуждения в адрес Верховного Суда РФ направлены проблемные вопросы применения новелл ГК РФ об общих положениях о гражданско-правовом договоре.

Сервис временно не доступен